Устинов Михаил Евстратович


УСТИ́НОВ Михаил Евстратович [14.5.1949, Л-д] - прозаик, публицист.

Отец - У. Евстрат Федорович, военный, из крестьянской старообрядческой семьи Калужской губ. Один из авторов многотомной «Истории отеч. артиллерии» (М., 1959 и М.-Л., 1964). Мать - Ольга Михайловна (в девич. Лапшина), домохозяйка. 900 дней ее отрочества выпали на время блокады, кот. пережили и др. родственники У. по лен. линии.

Часть школьных лет У. провел в ГДР, куда был направлен служить его отец. Среднее образование завершил в Л-де, в школе № 222 (Петришуле, кот. в свое вр. заканчивал и его дед, Михаил Иванович Лапшин, сын купца 2-й гильдии, в сов. время - рабочий, погибший в сов.-финляндскую «зимнюю» войну 1939–40).

По окончании школы У. поступил в ЛЭТИ им. В. И. Ульянова (Ленина). В студенческие годы и позднее входил в дружеский кружок «по литературным интересам» (поэты Лев Айзенштат/Дановский, Владимир Гандельсман, Валерий Черешня, прозаик Борис Мазо), где на встречах, с надеждой названных «глоссолалиями», обсуждались литературная классика, новинки, собственные тексты, а также вопросы творчества. В это время в соавторстве с Л. Айзенштатом была сочинена вполне экзистенциалистская, по моде времени, и никем не поставленная пьеса. После получения инженерного диплома в 1972 работал в ЦНИИ им. акад. А. Н. Крылова. Через три года в связи с поступлением в Лит. ин-т им. М. Горького устроился электриком в ЦПКиО им. С. М. Кирова, где служебный график высвобождал время для учебных и лит. занятий. По окончании Литинститута в 1981 поступил на работу в ИРЛИ (Пушкинский Дом) АН СССР в кач-ве сотрудника группы по подготовке ПСС Н. А. Некрасова. Затем перешел на работу в редакцию худож. лит-ры «Лениздата», кот. в то вр. руководил изв. критик и литературовед Н. П. Утехин. Годы ред. работы в «Лениздате» стали для У. определяющими в его писательском становлении.

В 1988 вместе с женой, поэтессой С. Молевой, переехал во Псков, где работал ред. в Псковском гос. музее-заповеднике, а с открытием в Л-де В. А. Смирновым книгоиздат. кооператива «Редактор» стал его представителем во Пскове в кач-ве зам. гл. редактора. В дальнейшем исполнял обязанности отв. секретаря ж. «Русская провинция», ред. газ. псковских писателей «Звонница», сотрудничал в различных периодич. изд. В 1993, вместе с С. Молевой и псковским писателем Л. Маляковым, организовал первое в Пскове в постсов. период частное изд-во «Отчина» (где занял должность директора), выпустившее за вр. существования ок. 50 изд. по краеведению, истории и худож. произведений местных авторов.

В 2002 вернулся в СПб. и посл. годы работает ред. в различных изд-вах.

Писать начал ещё в школьные годы. Первый («ленинградский») этап систематич. лит. работы У. знаменуется появлением первого значительного по объему рассказа «Александровский сад» (1974). (Подавляющая часть написанного до этого вр. впоследствии была уничтожена автором.) Особенность этого периода обусловлена тем, что он не только охватывает учебу в Литинституте, работу в Пушкинском Доме и «Лениздате», но и ознаменован перв. публикациями - рец. на кн. М. Дудина « Поле притяжения » (Север. 1981. № 12) и рассказ «Жибрунов и Борболин» (Точка опоры. Вып. 5. Л., 1983). Важным фактором этого вр. стали знакомство и дружба с новым для У. кругом писателей Л-да и М. - В. Смирновым-Денисовым, Н. Утехиным, В. Личутиным и др.

В 1990 в изд-ве «Современник» вышла кн. повестей У. «Место встречи» . «Герои повестей Михаила Устинова, - аннотировали издатели, - попадая в сложные жизненные ситуации, не предаются рефлексии, а сознательно анализируют свои мысли и чувcтва в связи с этими ситуациями. Однако это не сухое разложение мыслей и чувств на составляющие и событий по принципу “субъект - объект”. Герои ищут собственную истину, истину жестокую, но вмещающую в себя строгую оценку собственных поступков в связи с поступками других людей». В кн. вошло и наиболее примечательное произведение У. тех лет ― повесть «Обратная перспектива» . Центр. место в ней, на фоне совр. сюжета, занимает « Рассуждение об исторической судьбе совести в России », в кот. автор стремился связать ист. процессы в Отечестве с трансформацией абсолютной категории совести, в соответствии с ее природой рассматриваемой религиозно. «Рассуждение» прослеживает, как совесть, призванная быть силой, противостоящей всяческой порче, сама подвергается разрушению под воздействием внешних сил. Парадоксальна судьба публ. повести. В отзывах о ней различных редакций интригует то, что те моменты, кот., казалось, должны были обеспечить привлекательность текста для издателей, на деле оказались препятствием на ее пути в свет. Согласно одной из внутр. рец. (1987), повесть была отвергнута на том основании, что упомянутое «Рассуждение» не является плагиатом: «…вот неожиданность: при обсуждении вдруг выяснилось, что по существу идейный стержень повести… это Ваша авторская мистификация, лично Вами созданный апокриф. Просто так это, конечно, обнаружить бы не удалось, поскольку вы очень умело внедряете вполне конкретные имена Достоевского, Флоренского, Федорова, Никона, Аввакума и т.д.». В результате повесть опубл. лишь на излете сов. времени, когда читателя уже трудно было удивить и привлечь некой «новизной», тем более если аналитичная новизна претендует на серьезность.

В тв-ве У. сильны публиц. и литературоведч. мотивы, привлекающие внимание читающих. Так, мат-л статьи о тв-ве Н. А. Некрасова отразился в комментариях к ПСС и писем поэта; наблюдения над текстом «Слова о полку Игореве» учтены в 5-томной энциклопедии, посвящ. этому памятнику; работа о «Моцарте и Сальери» включена в антологию статей русских писателей и философов о трагедии, подгот. к 200-летию А. С. Пушкина (сост. В. Непомнящий). А публиц. статьи, опубл. в «Молодой гвардии» (премия ж. 1989) и «Нашем современнике», вызывали острую полемику в центр. печати, в ходе кот. идеологич. оппоненты У. отводили им «важное место» в ряду работ «от трактата И. Шафаревича “Русофобия” до статьи “Творцы катаклизмов” Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна».

Следующий, «псковский», период характеризуется скорее актив. издат. деятельностью, чем собств. лит. работой У., кот. представлена для читателей в осн. публикациями в прессе и колл. сб. В писательской ипостаси в это вр. ярче проявляется та тенденция, при кот. автор ставит задачей прежде всего изображение мысли, нежели героя или события. При таком подходе мысль, движимая истым словом, становится героем и событием У. В предуведомлении к кн. «Ныряльшик» автор так определяет направление работы: «Слово “ныряльщик” выставлено в заглавие этой книги отнюдь не в одном из прикладных словарных смыслов (как спортсмен или добытчик жемчуга, к примеру), но в том, кот. свойствен каждому из нас, когда мы пытаемся проникнуть в глубины нашей жизни. И хотя в сошедшихся здесь текстах герой редко появляется на деятельно-бытовой ее поверхности, что, вероятно, иному читателю может представиться как раз недостатком глубины, следует учесть, что ныряльщик - это тот, кто в конце концов выныривает, достав со дна раковину-жемчужницу, рекорд погружения или горсть песка, - но выныривает на свет Божий (даже если нырял ночью). Потому что тот, кто не выныривает, называется утопленником. А ныряльщик способен подчас вынырнуть даже из немоты».

Внимание У. все более привлекают проблемы языка. Еще рекомендуя его к вступлению в СП СССР (1991), В. Личутин указывал, что в работах У. «хорошо отличим свой стиль». В дальнейшем развитии авторский интерес простирается за пределы непосредственно стилистики как лит. средства и язык осмысляется как важный и надежный источник познания мира и человека. Зависимость человека от языка и, со своей стороны, его влияние на язык предстают осн. проблематикой как худож., так и публиц. работ У. По мнению автора, в смысле плана выражения обозначается недостижимая, но от этого не менее писательски привлекательная цель совмещения интенций поэтич. и философской речи. При таких условиях работа с необходимостью выходит на пересечение различных полей знания (литературоведения, истории и языкознания, напр.). В ст. «Слова и дела Александра Пушкина» У. рассматривает языковую деятельность поэта в аспекте «сакрализации языка», допускающей внецерковное решение религиозных задач, что, по мнению автора, не в посл. очередь определяет дальнейшее развитие русской лит-ры.

Необходимость бережного отношения к родному языку, в т.ч. и к такому его истоку, как язык церкви, засвидетельствована в цикле статей У. «Жизнь корней» . Публ. первых из них (Речь: Вып. 1, Псков, 1996; Образ. М., 1997. № 1) была встречена с интересом; без участия автора они были размещены на сайтах интернета.

Выпущенная в 2018 книга «Обратная перспектива», включившая одноименную повесть и рассказы разных лет, была удостоена Всероссийской литературной премии имени А. К. Толстого (2019).

Член СП СССР с 1991, СП России с 1996.

Соч.: «Без России не напишешь…»: Кн. критики. М.: Молодая гвардия, 1989; Немилосердные рассказы. Л., 1989; Место встречи: Повести. М.: Современник, 1990; Кристи А., Фицджеральд Ф. С. Рассказы / Пер. с англ. [Псков, 1990]; Выбор веры (цикл статей) // Встреча (Культурно-просветительная работа). М., 1991. № 10, 11; 1992. № 4; Жизнь корней: Несколько слов о еже не подобает прелагати церковнославянския книги совр. русским наречием. СПб.: Алетейя, 2009; Поэтическая вольность // Северная Аврора. СПб., 2010. № 11; Ныряльщик: Страницы из жизни Немилова. СПб.: Алетейя, 2011; Обратная перспектива: Повесть и рассказы. СПб.: Алетейя, 2018.

Лит.: Набатникова Т. О свободе и совести // Лит. Россия. 1990. № 21 (1425); Пушкинский Дом: материалы к истории. 1905–2005. СПб.: Изд-во «Дмитрий Буланин», 2005. С. 533; Псковская энциклопедия. Псков: изд-во «Псковская энц.», 2007; Кречетов В. Чтоб не прервалась жизнь корней // Лит. Петербург. 2009. № 92, дек.; Биобиблиогр. справочник СПбО СП России / Сост. А. И. Белинский. СПб.: Дума, 2011;  Литературный Петербург. XX век: Энц. словарь: в 2 т. СПб.: Филолог. ф-т СПбГУ, 2011; Кречетов В. Высвечивая время // Лит. Петербург. 2019, дек.

В. Кречетов

  • Устинов Михаил Евстратович